Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
08:39 

Мел

И да пребудет с нами вдохновенье
Как мел крошится нежность в мелочах,
Заглаживая трещины в раздорах.
Стирает грань о грубости в речах,
И колется от колких разговоров.

Казалось, вечно буду у доски,
Писать цветным мелком слова смешные.
В кармане прятал крупные куски
Чтоб позже рисовать дожди грибные.

Хотя, с годами времени песок
Почти засыпал детские желанья.
В кармане мела маленький кусок
Ещё будил во мне воспоминанья.

Остаток нежности, как островок,
Среди пустыни высохшего моря.
Из детства мела маленький кусок
Мне помогает жить, с невзгодой споря.

08:22 

Парижанка

И да пребудет с нами вдохновенье
Апрельский полдень в парке Тюильри
Теплом и одиночеством скамеек манит.
Он не сверкает строгим стилем Бразери,
И шорох гравия здесь тишины не ранит.

Так хорошо уединиться в скромном уголке,
И молодой листвой от суеты отгородиться.
Восторги шумной Риволи оставить вдалеке,
И нежным солнцем вдоволь насладиться.

Глаза закрыв, о сокровенном помечтать,
И подремать, и сладким сном забыться.
Проснувшись, всё ещё в фантазиях витать,
О том, как славно было бы влюбиться.

Внезапный приступ жажды испытать,
О неизведанном или давно забытом.
Что главным в жизни принято считать,
И только избранным становиться открытым.

С надеждой робкою, приличья позабыв,
Искать во встречном взгляде незнакомки
Какой-то тайный знак, а, может быть, призыв
Что грешного поставит у последней кромки.

Когда душа волнением трепетным полна,
И в ожиданье сверхъестественном томится.
Судьбы благословенной вынесет волна
На встречу то, что может только сниться.

Её глаза светились призрачной мечтой,
Которая романтиков с пелёнок покоряет,
Навеки обещая счастье, верность и покой,
Так искренне, что сердце просто замирает.

Без слов, без объяснений, без интриг,
В порыве к ней навстречу устремился,
Смущённо преклонив колено, головой поник,
И в путаных словах пытался объясниться.

Она смотрела молча, смысла не поняв,
Потом по-детски звонко рассмеялась.
С колен подняться жестом приказав,
Знакомясь, руку протянув, Люси назвалась.

Я помню, как ладонь к губам прижав,
Краснел, смущенно, её имя повторяя.
Едва почуяв запах незнакомых трав,
Готов ей всё отдать, безмерно доверяя.

Как неожиданны превратности судьбы,
Кто знает, почему она сердца соединяет.
Любимчиков вдруг награждает без борьбы,
А бедных пасынков к скитаниям склоняет.

Лишь тем, тем, кто свято верит в чудеса,
И может бесконечно ждать заветной встречи,
Судьба от чёрных туч очистит небеса,
И путь укажет ночью темной, зажигая свечи.

Весь день и ночь мы прогуляли до зари,
Общаясь взглядом, выражая мысли жестом.
Я ей читал стихи о том, как плачут глухари,
Потом переводил, сверяя чувство с текстом.

Она мне пела грустно о любви, закрыв глаза,
Доверчиво прильнув и руки положив на плечи.
Мы долго целовались, но весенняя гроза
Ворвалась, отчеркнув конец внезапной встречи.

Едва проснувшись, город был омыт дождём,
А улиц пустота бегущее такси не задержала.
Прощаясь, верил, что разлуку переждём,
Она так горячо в объятьях на ухо шептала.

* * *
Прошли года, но память всё ещё хранит,
Тот запах трав, монетку в четверть франка.
В весеннюю грозу так сердце ломит и болит,
И ночью снится ветреная парижанка.

08:30 

Витязь

И да пребудет с нами вдохновенье
На ломтик чёрного, поджаренного хлеба.
Икры зернистой устремиться слой.
Салфетка красная и скатерть цвета неба,
Бокал хрустальный оттенят каёмкой золотой.

Оливки крупные в лучах свечи лоснятся,
И сельдь норвежская лучком окружена.
Опята скользкие на рыжики косятся,
Резная миска хрустом огурцов полна.

Капуста с клюквою морковкою украшена,
И заливной судак петрушкою покрыт.
Горчица в плошке так заботливо приглажена,
И чесночок в салате глубоко зарыт.

Графин пузатый запотел от одиночества,
Ножи и вилки, по ранжиру, к бою обнажив.
Издалека слышны слова пророчества -
Ещё никто в сей битве не остался жив.

Подобно витязю у камня на распутье,
В меню мерещатся три памятных строки.
Пойду вперед, сомненья рву в лохмотья,
Мне не пропасть в пучине огненной реки.

08:43 

Осколки (романс)

И да пребудет с нами вдохновенье
Нечаянной любви неровные осколки
Беспомощно блестят в пыли на мостовой
Неясный след обшарпанной двуколки
Меж нами проскользнул границей роковой.

Как больно сознавать в короткое прощанье,
Что я ошиблась, ложь за искренность приняв.
Он мной играл, заставив верить в обещанье,
Теперь спешит, неловко на ходу обняв.

В толпе ещё видна гвардейская фуражка,
И по брусчатке эхом дробь копыт летит,
А я готова, как бездомная бродяжка,
За ним бежать, но моя гордость не велит.

Когда открытый верх двуколки покачнулся,
Он быстро обернулся и махнул рукой.
Огонь любви вновь в сердце встрепенулся,
Коварный всё забрал - и душу, и покой.

Раскинув руки, словно босиком шагнула,
Накидку потеряв и гордость позабыв.
Осколки впились, боль меня кольнула,
Проникнув глубоко и охладив порыв.

Нечаянной любви неровные осколки
Потоки времени убрали с мостовой.
Пройдут года, и позабуду кривотолки,
О том, что я была лишь куклой восковой.

08:35 

У камина

И да пребудет с нами вдохновенье
Зарывшись в плед на даче у камина,
С бокалом терпкого бордового вина.
Грустя, подумал, что минула половина,
Мне дней земных отмеренных сполна.

Огонь, не торопясь, мне душу согревает,
Воспоминанья в танце язычков даря.
И череда событий в пламени мелькает,
Под завывание метели ноября.

Вина и времени особенная призма
Акценты переставит не скупясь.
И зазвучит иначе прежняя харизма,
В грехах себе сознаюсь, не стыдясь.

Весны наивной юные порывы
Коварный март апрелю передал.
А майский ливень нас застал у ивы,
И первый поцелуй под громом прозвучал.

Июль меня с другой теплом окутал,
Дурманом трав на сенокосе опьянил.
Но в августе туман дороги перепутал,
И звездопад мне предсказанье начертил.

Оно сбылось осенней сказочной порою,
Когда сентябрь ярким золотом кружил.
Весь мир вокруг наполнился тобою,
И странно сознавать, что без тебя я жил…

Темнеет раньше, стылый ветер завывает,
И первый лёд среди листвы уже блестит.
Твой милый образ мою душу согревает,
И сердце зимний холод не страшит.

08:35 

Листьев сорванный букет

И да пребудет с нами вдохновенье
Осень приоделась на прогулку,
И в наряде ярком, не спеша,
Одиноко шла по переулку,
Шлейфом из листвы сухой шурша.

Ветер её издали приметил,
И решил над дамой пошутить.
Разогнавшись, будто не заметил,
Налетел и принялся кружить.

Вырывая листья из наряда,
Веселился парень от души.
А она, не поднимая взгляда,
Всё шептала – «Ветер, не спеши.

Дай покрасоваться в бабье лето,
Посмотри, ужель не хороша?
Думаешь увидеть лучше где-то?
Эта мысль не стоит ни гроша.

На закате солнце светит жарче,
Поздняя любовь милее и нежней,
На исходе жизни чувства ярче,
И объятья напоследок горячей»

Шаловливый ветер не заметил,
Как наряд из листьев разметал.
Вдруг остановился, будто встретил,
Ту, о ком тайком всегда мечтал.

Обнажив у дамы грудь и плечи,
Он застыл, плененный красотой.
А она, стесняясь этой встречи,
Лишь прикрылась длинною косой.

Право, дальше мне писать не ловко,
Как в её объятья ветер угодил.
Лишь потом шептала всем золовка,
Как он осень на руках носил.

Как кружил он с нею по Арбату,
По Неглинке и Москва - реке.
Вьюга и метель завидовали брату,
И не торопились, прячась вдалеке.

Многие запомнят эту осень,
Что столицу нарядила в яркий цвет.
Он напоминает, как опасен
Бабьим летом листьев сорванный букет.

09:09 

Сны

И да пребудет с нами вдохновенье
В снегах затерянное лето
Так сладко дремлет в феврале.
Давно метелями отпето,
Но не томится в кабале.

Зевнув, тасует снов колоду,
И, выбрав первый, наугад,
Сквозь полумрак и непогоду
Скользнет, как тень, в июльский сад.

Там тишина в душистом зное,
Да сонный полдень у плетня,
Да шмель шальной о чем-то ноет,
Да детский крик, "Ищи меня!".

И лето, захмелев от счастья,
Под песню нудную шмеля,
Укрывшись снами от ненастья,
Затихло в стуже февраля.

10:26 

Мотылёк

И да пребудет с нами вдохновенье
Носками стройных ног, взмахнув игриво,
Скрестишь их, словно крылья за моей спиной.
В ресницах спрятав стыд. Почти лениво.
Из вязкой темноты вспорхнешь совсем иной.

Предложишь закружиться в упоении,
Приблизившись вплотную к пламени свечи.
Маня и утопая в наслаждении,
Обучишь пируэтам в таинстве ночи.

Рассвет заглянет осторожно в окна,
Качнет огонь свечи пронырливый сквозняк.
Пережигая времени волокна,
Нас разлучит, тень бросив наперекосяк.

Как жаль, что век любви бывает краток,
Подобны однодневным мотылькам и мы.
Готовы душу выложить в задаток,
И попросить ещё любви, хотя б взаймы.

10:17 

Испанская невеста

И да пребудет с нами вдохновенье
Осень приоделась на прогулку,
И в наряде ярком, не спеша,
Одиноко шла по переулку,
Шлейфом из листвы сухой шурша.

Ветер её издали приметил,
И решил над дамой пошутить.
Разогнавшись, будто не заметил,
Налетел и принялся кружить.

Вырывая листья из наряда,
Веселился парень от души.
А она, не поднимая взгляда,
Всё шептала – «Ветер, не спеши.

Дай покрасоваться в бабье лето,
Посмотри, ужель не хороша?
Думаешь увидеть лучше где-то?
Эта мысль не стоит ни гроша.

На закате солнце светит жарче,
Поздняя любовь милее и нежней,
На исходе жизни чувства ярче,
И объятья напоследок горячей»

Шаловливый ветер не заметил,
Как наряд из листьев разметал.
Вдруг остановился, будто встретил,
Ту, о ком тайком всегда мечтал.

Обнажив у дамы грудь и плечи,
Он застыл, плененный красотой.
А она, стесняясь этой встречи,
Лишь прикрылась длинною косой.

Право, дальше мне писать не ловко,
Как в её объятья ветер угодил.
Лишь потом шептала всем золовка,
Как он осень на руках носил.

Как кружил он с нею по Арбату,
По Неглинке и Москва - реке.
Вьюга и метель завидовали брату,
И не торопились, прячась вдалеке.

Многие запомнят эту осень,
Что столицу нарядила в яркий цвет.
Он напоминает, как опасен
Бабьим летом листьев сорванный букет.

10:23 

Двойник

И да пребудет с нами вдохновенье
За гранью логики живет другой,
Он прячется в душе пугливо.
Стараясь не нарушить мой покой,
В тени скрывается стыдливо.

Быть может, это брат, но не близнец,
В присутствии своём незримом,
Он ждёт, чтоб проявиться, наконец
В смятенье разума игривом.

И лишь тогда покажет суть свою,
Открыв совсем иные дали,
Ведя меня тропою по краю
Сознанья, спящего в печали.

Как будто в зазеркалье проводник
Иллюзий мир подарит странный,
Где жажду сможет утолить родник,
Вводя беднягу в транс желанный.

Уговорит меня забыть беду,
И спрячет в тихих закоулках.
Навеет сны о том, что я бреду
Тенистым парком на прогулках.

Потом простится, не глядя в глаза,
Как будто сознавая, что должник.
Скользнув во тьму, что прячут образа,
Где за окладом мой живет двойник.

10:21 

Взгляд

И да пребудет с нами вдохновенье
Накинув паутинкою вуаль,
Тебе не спрятать взгляд бедовый.
Он разбудил неясную печаль,
И привкус на губах медовый.

Напомнил позабытые слова,
Что я шептал на сеновале.
И заманил в аллею, где листва
Алеет, как бордо в бокале.

Наполнил полдень соком лебеды
Что смыло серыми дождями.
В ушедшем лете я ищу следы,
В траве протоптанные нами.

Среди листвы мерещится мне взгляд
Очей, что я любил когда-то.
Ах, бабье лето, твой багряный яд
Я выпью, мне не надо злата.

10:20 

Перелетные души любви (романс)

И да пребудет с нами вдохновенье
Перелетные души любви
К холодам собираются в стаи.
Покидая своих визави,
Листопадом следы заметают.

Обрывая незримую нить,
Одиночество прячут в тумане.
Без любви им так трудно прожить,
До весны схоронившись в чулане.

В синеву поднимаясь к своим,
Боль утрат проливают дождями.
И парит в небесах, словно дым,
Клин, что кажется нам журавлями.

Перелетные души любви
Собираются в теплые страны.
На прощанье их благослови,
Пусть затянутся старые раны.

:heart:

Дневник asmolov

главная